Кристиан Шульдих
Ооо, я такой сексуальный, когда ранимый. Такой ранимый, когда сексуальный (с)
Друже нашел себе новое развлечение.

И то чувство, когда тебе предпочитают другого, скручивает сухой судорогой.

Должно быть, это испытывают актеры, не подходящие роли по типажу. Или девочки, половину своей короткой жизни отдавшие балету, и вдруг, неожиданно, слишком выросшие. Просто не подходишь. Не тот калибр, не та длина мозговых излучений.

Просто потому что у кого-то того получается само собой то, что ты должен постигать с трудом.

Это нормально, да. И все же...

Не хочу писать ему, вновь получать скандал, холодный и спокойный, ровные крики о том, что я перевираю и додумываю - хреновый он психолог, либо специально отрицает в себе подобное, переводя стрелки на меня. Пусть отдохнёт. Ему нелегко пришлось, хоть и не рассказывает, дурило. Хочет пережить все один. Да и о чем тут говорить? Ему стало плохо со мной, мне стало почти страшно - в плане нежелания больше, нежели настоящего страха - говорить ему что-то: любое важное низведет до уровня плинтуса, на вопрос накинется, будто ищет повод.

Не надо искать, Лайт. Я рад, что ты нашел подходящего себе человека, что тебе с ним хорошо и легко. Есть на кого нового запасть. Этакое развлечение каждые полтора месяца. Значит, я больше не нужен. И могу не терпеть больше этот театр трагикомедии, что разворачивался в диалоге в последнее время. С тобой было хорошо, ты сам замечательный и удивительный. Спасибо тебе за те моменты поддержки и за почти сбывшуюся поездку в отпуске. Эля я так и не попробую теперь. Береги себя, пожалуйста, всеми силами, ты должен жить, понял?

Актер отправляется на новый кастинг, не меняя своей шкуры скальпелем в угоду чужому видению.

С любовью,
Твой друг,
Юки.

@темы: поразмыслить не мне, Принц Полукровка, Лайтвуд